Майк Фраццини (Mike Frazzini) — человек, который помогал запускать Amazon Game Studios и выступал руководителем подразделения. Первые проекты студии с треском провалились — судя по журналистским расследованиям, неудачи во многом были связаны как раз с деятельностью Фраццини.

Теперь Фраццини покидает свою должность. По официальной версии, чтобы сосредоточиться на семье.

Майк был в Amazon Games с самого начала, а его лидерские качества и настойчивость помогли построить с нуля игровой бизнес. Наши последние успехи с New World и Lost Ark — результат долгосрочной стратегии с акцентом на пользователях, которую помог запустить Майк. Мы очень благодарны за его вклад и желаем Майку всего наилучшего.

Считалось, что многие беды Фраццини в игровом бизнесе связаны с отсутствием опыта: до Amazon Game Studios он возглавлял книжный раздел Amazon и добился большого роста, однако опыта в видеоиграх у него не было.

Фраццини требовал создавать самые амбициозные игры на свете, в студию вбухивали сумасшедшие деньги (и даже собрали собственный движок, пусть и на основе CryEngine), но первые блины вышли комом — The Grand Tour Game оказалась очень плохой, Breakaway отменили в середине разработки, а Crucible отключили спустя считаные недели после релиза.

Впрочем, два последних проекта Amazon Game Studios всё-таки выстрелили:

  • MMO New World после нескольких переносов стала большим коммерческим хитом и достигла 913 000 одновременных пользователей в пике в Steam. Сейчас, правда, New World набирает в среднем 22 000 игроков одновременно, а оценки находятся в районе смешанных (67 % на момент написания новости), но перспективы здесь намного лучше, чем у предыдущих релизов Amazon Game Studios.
  • Lost Ark показала ещё один огромный результат по онлайну в Steam — 1 325 000 человек в пике. Нюанс в том, что игру разработала не Amazon — она выступила издателем в Северной Америке и Европе, а непосредственно девелопером является корейская Smilegate. Впрочем, в содружестве с Amazon в игру внесли ряд изменений для новых рынков — например, в донате сместили акцент в пользу «косметики», а самые откровенные женские наряды сделали не такими откровенными.